Заметки Ирины Громовой
Когда-то одна глубоко уважаемая мной профессор...

Когда-то одна глубоко уважаемая мной профессор, моя коллега по кафедре, на юбилее у другой коллеги-профессора - выдающейся ученой нашего времени (для меня огромная честь быть ученицей их обеих) - сказала про юбиляра: «она обладает поразительной способностью видеть будущих звёзд, окружать себя звёздами и всегда светиться - отраженным светом». Эта фраза так запомнилась мне и запала в душу. Однако я никогда не думала, что смогу применить ее к себе. Конечно тогда мне, молодому доценту, было лестно слышать о себе «звездную» метафору, но то, что я могу обладать способностью формировать созвездие и начать светиться отраженным светом, было мне, безусловно, в тот момент неизвестно. О чем это я?

Это я о питерском триумфе моих молодых коллег и моих лучших друзей (в самом что ни на есть глубоком и настоящем смысле) Марии Князевой и Анастасии Кичкиревой . Когда после четырехчасового выступление с представлением нашей концепции обучения, принципов и философии школы спикеров не отпускают ещё три часа, это интеллектуальный и профессиональный триумф. Не зря значит я учила, объясняла, ругала, хвалила, давала право на ошибку в каких-то ситуациях и жестко его забирала в других, не зря мы читали, обсуждали, строили систему ценностей, основанную на добре, верности, честности, уважения и постоянного роста и развития. Я счастлива, что я могу светиться отраженным светом, доверить Маше и Насте самые сложные задачи и знать, что они будут выполнены на максимум или даже лучше. Аудитория в Питере была глубокая, интеллектуальная - настоящая питерская интеллигенция. Это люди, которые не повелись бы на ELT фастфуд. Им нужен был Мишлен.

Я счастлива, что девочки его сумели приготовить и подать. Как говорил в бизнесшколе один из моих авторитетных учёных-экономистов Йоран Рус: «Ирина, твой бизнес- это мастерская создания ценности. Тебе нужно создать mini-me's. Чтобы они выполняли твои функции и ты доверяла им, как себе». Я создала таких мини-ми. И я счастлива, что реплики не просто не уступают оригиналу, а иногда его превосходят. Спасибо вам! Вы лучшие!

Ирина Громова
Кандидат филологических наук
Учредитель и директор образовательных программ
Почему мы больше НЕ языковая школа?

Да, мы продолжаем обучать по десятку разных образовательных программ - учим английскому с нуля и выше детей и взрослых; готовим к олимпиадам; обучаем на высших языковых уровнях; готовим к сдаче государственных российских и международных экзаменов. И да, мы это делаем лучше всех...

Именно за наше бескомпромиссное отношению к качеству образовательного процесса, где бы он ни проходил - в аудитории или онлайн, - нас знают, ценят и выбирают в Калининградской области, во всей России, Израиле... но нет, мы уже не только языковая школа.

Мы переросли эту стадию и оставили позади всех наших конкурентов, кто продолжает просто «учить языку». Мы учим мыслить, анализировать, рассуждать, думать и аргументировать.. мы учим критически мыслить, мы растим интеллектуалов!

Мы точно знаем, что нашим студентам помимо блестящих знаний иностранного языка нужны глубокие знания родного языка и в целом общегуманитарная подготовка - знания литературы, истории, общественных наук.

Наши ученики много читают на русском и английском, анализируют тексты, рефлексируют, делают выводы и принимают решения. Именно в этом мы видим свою главную цель и миссию!

И когда мы разрабатывали нашу уникальную программу «British School", мы сразу понимали, что обучение дисциплинам школьной программы на английском языке, это ещё один очень эффективный инструмент развития когнитивных способностей личности! Мы счастливы, что в эту нашу экспериментальную программу поверили уже 30 родителей и детей.

И мы продолжаем свой путь глубокого и серьезного погружения в развитие когнитивной сферы наших студентов: уже в сентябре будущего года мы запускаем новую образовательную программу интеллектуального развития. Будет все, как мы любим: английский, русский, логика и математика и целостная научная картина мира!

Когда после 25 лет работы в университете думаешь, что ты пришёл работать и развивать языковую школу, а оказываешься в сложной экосреде, требующей постоянного интеллектуального движения от каждого члена команды, - это большое счастье и удача!
И да, мы не языковая школа - мы школа интеллектуалов!
Юлия Шкуркина
Директор по развитию
Мини-отчет о том, что мы сделали, и почему нас номинировали на премию)

Quantified success
Наша Школа - онлайн-проект? Еще как! - ни за что бы ни подумала я год назад, когда мы не то что не подозревали - мы даже не слышали про covid-19.

На момент введения карантина мы уже несколько лет предлагали такую опцию как онлайн уроки - если студент по каким-то причинам не мог присутствовать на занятии, то просто подключался к уроку по скайпу, и эта опция позволяла нашим детям полноценно принимать участие в уроках где бы они ни находились.
Что изменилось для нас, когда грянул карантин?
Ничего.
Контент стал целиком цифровым (еще больше видео, полюбили Menti и еще больше полюбили Quizlet и многое многое другое), темп занятий оставался бешеным, мы так же плясали перед экранами компьютеров (лично наблюдала за занятиями моих коллег у 6-летних детей - я готова поставить им памятник. Коллегам, детям и их РОДИТЕЛЯМ тоже).

Мы действительно благодарны каждому родителю. Вы были и остаетесь с нами, и мы чувствуем вашу поддержку и благодарность и в рамках экранов наших устройств, и за их пределами. СПАСИБО!

А теперь немного Quantified (и не только quantified) success:
1.С середины марта до конца мая мы в общей сложности провели 1053 онлайн-урока.
2.Мы провели более 1000 индивидуальных онлайн консультаций - практически с каждым нашим студентом.
3.Провели 2 онлайн пед.совета и почти каждый день созванивались нашей компанией преподавателей в Skype, делились своими впечатлениями и мечтали наконец увидеться.
4.В общей сложности придумали более 30 новых приемов и фишек взаимодействия с детьми в онлайне. И это наши, авторские вещи, которые классно работают и которые мы используем до сих пор. Мы очень любим этими фишками делиться - например, с учителями в проекте «Большая перемена», и на других наших мероприятиях. В общем, приходите послушать :))
5.Zoom, Skype, Viber, Whatsapp или VK? Что угодно - уверена, мы можем провести урок, транслируя его через ноосферу прямо в головы наших прекрасных учеников.
6.Приятный бонус: чаты со группами, где сохранились все сообщения и материалы. Этакая летопись твоих уроков. Оффлайн уроки заряжают тебя и уходят, оставаясь в воспоминаниях, тогда как онлайн уроки оказались вполне себе трогательными (в прямом смысле) - можно было вернуться к каждому их моменту, буквально прослушать еще раз каждый устный ответ, прочитать каждый пример каждого студента. Мы в прямом смысле ОЧЕНЬ много себя вложили в сеть, и теперь где-то там существуют наши learning selves, на тех весенних уроках из дома.
Уверена, возвращалась к этой летописи не только я.
7.Мы запустили сразу несколько программ онлайн - языковые группы от А2 до С2, курс по методике, вебинары для коллег из Большой России. Мы уже подружились со многими школами нашей необъятной родины, коллеги приезжают в Калининград посмотреть на нашу «кухню». Мы показываем и «кухню», и весь дом целиком. Да, Школа - наш Дом. И реальный, и цифровой.
8.Тестируем вебинары мы тоже онлайн - обычно поздно вечером, когда все уже дома и мы можем вещать лично в экран каждого из нашей команды. В команде, кстати, теперь есть наше требовательное цифровое альтер-эго, требующее чанки в каждом предложении - когда мы закончим его тестировать, то обязательно анонсируем).
Наша Школа - онлайн-проект? Еще как! - думаю я сейчас, когда такая грандиозная работа уже позади и она продолжается, продолжается оффлайн и, что немаловажно, онлайн.

Ваш голос за нас в номинации «Онлайн-проект» - это поддержка команды, которая во главе с Ирина Громова меняет мир здесь и сейчас.
Мария Князева
Генеральный директор
Преподавателям о критическом мышлении - часть 2

Недавно со студентами МГПУ, где мне посчастливилось читать онлайн-лекции, мы заговорили об оценивании в принципе и о проверке тетрадей в частности. И один студент выдал моё любимое: «советуют проверять тетради зелёной ручкой, а не красной, потому что это более дружелюбный, спокойный цвет, в то время как красный - цвет агрессии и негатива. Зелёный вызывает приятные эмоции, а красный - неприятные.»

Слышали такой совет? Наверняка.
Но давайте применим к этому совету к критическое мышление. Прежде чем я выражу своё отношение, предлагаю вам порассуждать вместе со мной (и примерно пережить наш диалог со студентами) и провести самостоятельно одну интересную параллель. Мы сейчас вместе сядем на интересный train of thought, который принадлежит Анатолию Вассерману, а потом пустим этот train of thought на рельсы методики преподавания. Итак, поехали.

На лекции один из зрителей спросил Вассермана: как вы относитесь к идее политической корректности?
Вассерман ответил: давайте поговорим про слово «уборная». Изначально так называлось помещение, где люди оставляли головные уборы. Но что произошло с этим словом? Люди, отпрашиваясь в туалет, из приличия не хотели прямо называть цель своего путешествия и вместо этого стали говорить, что они идут в уборную. Со временем, все стойко начали ассоциировать уборную с туалетом и у слова «уборная» появилась отрицательная коннотация брезгливости и стеснения. Слово нужно было заменить на нечто более нейтральное. Решили взять русское слово «выйти» и перевести его на французский. И получилось слово.....правильно, sortir. Слово сначала взлетело в популярности, но потом его постигла та же судьба, что и слово «уборная», даже хуже: говорить это слово стало верхом вульгарности и грубости. И снова нужно было разыскивать слово....И так до бесконечности, правда? А почему? Потому что когда само понятие нам почему-то неприятно или неловко (а справление естественных нужд - это очень личный и в обществе неловкий момент), любое самое приятное и нежное слово, которое мы для него придумаем, со временем станет грубым и некорректным. Если в Америке существует исторический конфликт чернокожих и белокожих, то как ты ни заменяй слово black (на афроамериканец и т.д), это слово все равно со временем начнёт всех раздражать. Но раздражает-то не слово - (оно всего лишь оболочка) - раздражает неразрешённый конфликт. (У нас в России, например, нет исторического конфликта с чернокожими, поэтому даже слово «негр» изначально не было оскорблением, а было просто сокращением от негроидной расы).
Так вот, к методике. Как, спрашиваю я студентов - а сейчас и вас - связаны умозаключения Анатолия Вассермана и совет про красную и зелёную ручку?

Остановитесь. Не читайте дальше. Подумайте сами. Проведите параллель и сделайте вывод.
Значит, говорят мне студенты, со временем и зелёная ручка станет вызывать у студента неприятные эмоции?
Да, говорю я. А почему? Дело в цвете ручки или в чем-то другом?
Дело не в ручке, - начинают развивать мысль и явно кайфовать от этого студенты. - Сам процесс, когда тебя оценивают - неприятен.
Да, говорю я. Чаще всего учителя проверяют красной ручкой, поэтому у нас в мозгу, как у собаки Павлова, выработался условный рефлекс: красный = нас ругают. Мы не любим, когда нас ругают, следовательно - ненавидим красную пасту. Красная паста - guilty bun association.

Но если вы будете исправлять, перечеркивать сочинения, писать «СМ» зелёной ручкой, то очень скоро, такой же рефлекс выработается и по отношению к зелёной ручке. Что, спрашиваю, вам будет приятнее: увидеть слово «молодец» красной ручкой или «переделай!» зелёной ручкой?)

Слышу, на том конце тишина. Я знаю, что это meaningful тишина: ребята обдумывают и взвешивают новый ракурс, с которого открылась им, казалось бы, известная «истина». Я жду, когда они зададут мне логичный вопрос. Я не хочу спрашивать сама. Они должны прийти к вопросу сами - тогда и ответ они запомнят. Пауза тянется. Я знаю, что становится неловко, но я иду до конца....
- Анастасия, а можно вопрос?
Есссс, думаю про себя. Получилось! Они спросили сами!!
- А как же тогда оценивать так, чтобы не формировать этот рефлекс? Менять пасты?
Хе-же, думаю. Ну уж нет, сразу готовый ответ я вам не выдам. Думайте сами.
- Ребята, скажите, что общего между казино и Инстаграмом?
Это вопрос и для вас, дорогие читатели. Попробуйте по-русски или по-английски порассуждать с самим собой над общими чертами Инстаграм и казино, а потом читайте продолжение.

Здесь я опущу все версии ребят и как мы каждую раскрутили (как научила нас раскручивать любые наши идеи Ирина Громова), и перейду к главной. Когда один из студентов сказал «addiction», я зацепилась за этот концепт. Как казино и социальные сети заставляют нас возвращаться вновь и вновь? Что делает казино, чтобы человек поверил, что он может выиграть - и на этой вере проигрывает и проигрывает?

Сначала отвечу на второй вопрос. Казино даёт человеку немного выиграть. Человек окрылён - и потерян. Он нажимает на кнопку, не зная, что его ждёт в этом раунде, но глобально зная -даже если сейчас это проигрыш, следующий раунд может быть выигрышем.
Социальные сети заимствовали этот принцип: когда мы обновляем страницу, мы как будто нажимаем на кнопку в казино, ожидая: ну что, есть новые лайки? Или сообщения? Или интересные новости? Мы не знаем, что нас ждёт, но глобально знаем: даже если в эту минуту в ленте одни рецепты пирогов, нет лайков и сообщений, в следующее обновление все может измениться.
Те, кто создал казино и социальные сети, знают: наш мозг любит variability. И возвращаясь к вопросу о проверке тетрадей: да менять пасты, это примитивная, но variability. Нужно идти дальше: менять слова, которыми вы хвалите(а если не хвалите, то срочно добавить); менять слова, которыми ругаете; иногда писать что-то неожиданное, чтобы студент обратил внимание.

Обратил. Внимание. Что становится особенно важным сейчас, когда мы живем в так называемой attention economy, и мы, учителя, должны усерднее, чем прежде, и с меньшими успехами, чем прежде, бороться за самый ценный человеческий ресурс: живость мысли.
P.S. Про attention economy рекомендую прочитать здесь: https://revisesociology.com/2017/10/28/how-technol... - там же есть короткий TED-Talk, от главного героя нашумевшей документалки The Social Dilemma.
Анастасия Кичкирева
Директор программ повышения квалификации преподавателей
Заметки Ирины Громовой
Кому противопоказано заниматься бизнесом в сфере образования

«В наши дни все привыкли к тому, что за образовательные услуги надо платить. Сфера образования - лакомый кусочек для стартаперов и начинающих предпринимателей, так как она требует, на их взгляд, минимальных вложений (в виде более менее приличного помещения, компьютера и вывески: МЫ ОТКРЫЛИСЬ). Безусловно, те, кто так считает, даже не могут понять и представить, какая огромная работа и какие человеческие и отношенческие ресурсы необходимы для успешной работы в данной сфере. Я прошла огромный путь от преподавателя школы до доцента университета и учредителя самой крупной и успешной Школы, защитила диссертацию, поэтому, могу позволить себе сделать несколько выводов по тому, кому НЕЛЬЗЯ заниматься предпринимательством в сфере образования и обучения.

Итак,
1. Для тех, кто не любит людей ( не детей, заметьте, а именно людей). Это утверждение может показаться абсурдным. Как мизантроп может заниматься образованием? Не любить не означает быть мизантропом или ненавидеть. Для меня это значит оставаться нейтральным и безучастным к людям. Однако в большинстве случаев люди даже не отдают себе отчета в том, что они действительно не любят людей, в том смысле, что они искренне не интересуются людьми, с которыми им предстоит работать, они не готовы проживать их жизнь, вместе огорчаться при неудачах и нести за них разделённую ответственнлсть, вместе радоваться любым даже самым маленьким победам и быть эмоциональным в выражении своей похвалы. При чем это должно проявляться как потенциальных студентов, так и сотрудников организации.
2. Людям без энергетики или людям, которые живут, максимально экономя свой энергетический ресурс и потенциал. Работа преподавателем и руководителем образовательной организации требует огромной энергии, готовности делиться ей и заряжать этой энергией других. Без такого рода мотивации Школа, курсы или тренинги далеко не уедут. Человек должен быть готов отдать все, что есть внутри, потратить все силы на других людей. Это приводит нас к пункту 3.
3. Эгоистам. Сфера образования - это царство альтруистов. Я говорю не об безбашенном альтруизме, готовности отдать последнюю рубашку, а об искреннем и конструктивном желании быть полезным другим людям в их развитии, становлении; стремлении положительно повлиять и воспитать в своих учениках и подчиненных качества, которые помогут им на их жизненном пути.
4. Тем, чья безграничная уверенность в себе (ничем неподкрепденная и не имеющая никакой основы) граничит с нарциссизмом и претензией на абсолютную истину, людей несомневающихся в своей правоте. Тех, кто считает, что только их мнение, точка зрения, методика имеют право на существование.
5. Людям, несистемным, хаотичным, которые не могут разделить и не понимают краткосрочной и долгосрочной перспективы своего бизнеса и, следовательно, не имеют видения. При отсутствии этого качества, они не могу также ставить краткосрочные и глобальные цели для тех, кого они обучают. А это ведёт к отсутствию результативности.
6. Тем, кто не готов ежечасно, ежеминутно работать над собой, начиная от системы ценностей, до внешнего вида, для того, чтобы стать ролевой моделью как для своих сотрудников, так и для учеников.
7. Для несовременных людей. Для тех, кто считает, что соцсети - это зло, что нельзя смотреть Чёрное зеркало, потому что это «чушь собачья» (кстати, обычно это супер аргумент, ничем не подкреплён), что играть в компьютерные игры - это ужасно (а как насчёт игр-стратегий, например, играя в которые Ваши студенты дадут вам сто очков вперёд в логике рассуждений и аргументации). Несовременность также может иметь выражение в абсолютной косности и негибкости суждений, неготовности принять и впитать из лучшего нового, то, что будет полезным и эффективным в будущем.
8. Ну и, безусловно, тем, кто считает, что образование - это бизнес»

Ирина Громова
Кандидат филологических наук
Учредитель и директор образовательных программ
Заметки Ирины Громовой
О раннем обучении

«Я умела читать с 3 лет. Я не ходила в садик. Читать меня учила бабушка. Каждый день. Я читала бегло и обожала рассказывать о том, что я прочитала. Умела считать. Каждый день я сажала своих кукол у доски, и «учила» их читать и считать. Когда я перед первым классом пришла в летнюю группу подготовки к школе (потому что для детей, которые не ходили в садик, это было обязательное условие, так как типа «они/мы» были недоразвиты для школы), учитель сказала бабушке после первого урока, чтобы меня больше не приводили, так как я была развита и готова к обучению во втором классе. С первого дня обучения в школе я была лучшей. Я обожала учиться. И я благодарна моей бабушке за все.
Сейчас бытует мнение, что если ребёнок будет все знать и все уметь до школы, в школе ему будет скучно.
На самом же деле в современной начальной школе выживает тот, кто все знает и все умеет.
Чему мы обязаны научить нашего ребёнка до школы:
- бегло читать (причём не фонетическим методом, а зрительно-логическим) с полным пониманием прочитанного;
- грамотно, без ошибок писать (это основано на пункте выше);
- решать простые математические задачи, выполнять логические операции, считать в уме);
- заложить основы естественно-научного мышления (классического природоведение НЕ окружающего мира)
Всему этому мы будем учиться на программе подготовки к школе «Умный старт»»

Ирина Громова
Кандидат филологических наук
Учредитель и директор образовательных программ
Заметки Ирины Громовой
О легкости бытия...


«Когда мне было 18 лет рухнул Советский Союз. Исчезла страна, которая воспитывала нас: учила быть честными, верными, уважать старших, быть хорошими друзьями и гордиться своим отечеством. Ее не стало... Ей на смену пришёл ХАОС, лихие 90-е, неопределенность и криминал. Кто-то продолжал глобально жить в соответсвии с теми «старыми ценностями», кто-то стал жить по-новому. Лично мне было не особо до того, что глобально происходило где-то ТАМ. Я жила ЗДЕСЬ - в своём мире: мы учились в университете. Да, мы реально УЧИЛИСЬ (не получили «вышку» - даже звучит для меня унизительно, или диплом, а учились и собирались работать учителями, переводчиками, филологами, профессорами вузов), потому что наше высшее образование в 90-е годы - век безинтернетья и уважения к книгам и живому человеку-профессору было ещё очень сильным и действительно давало знания. В 1992 году на пике развала Союза и катастрофической нехватки учителей я пошла работать в Школу. И меня 18-летнюю девочку взяли работать. Я безумно гордилась этим. Мы с друзьями и большинством однокурсников продолжали жить в той части мира, где важны были глобальные ценности, и старались как могли.

Именно в университете нам открылся весь мир: появились первые программы студенческой мобильности. Мы побывали в Англии и Швеции. После них многие мои однокурсники уехали жить заграницу. Я осталась.
В 1994 году я вышла замуж (потому что в традиционных ТЕХ ценностях, в которых мы воспитывались, семья была очень важной, если не главной составляющей жизни), и мы как «ячейка общества» стали строить свой мир, отличавшийся от того безумия, которое происходило за нашими окнами. Мы как-то выживали: Дима работал в уголовном розыске, а по ночам таксил и охранял магазин шуб на рынке. Я помню, как я приходила к нему и мечтала, что когда-нибудь у меня тоже будет шуба????. (спасибо маме с папой - шубу мне подарили в 95м на окончание университета. Их как раз начали возить из Греции наши первые «бизнесмены» кстати, как сейчас помню, это был магазин на Московском проспекте, там где сейчас Хаус Люкс). В то время в 95м я начала работать в университете, училась в аспирантуре и занималась английским с детьми банкиров. Как же я благодарна тем «Новым русским» в хорошем смысле слова! Если бы не они, было бы гораздо труднее кушать и покупать себе ОДНУ юбку, ДВЕ кофты и ОДНУ сумку на сезон. Нет, я вру, потому что сумку мы старались покупать на год, потому что на сезон слишком уж дорого, поэтому выбирали модель, например, чёрную лаковую (до сих пор ее помню), чтобы смотрелась хорошо и зимой и летом. И вроде бы жили, да денег катастрофически не хватало, да, до зарплаты занимала у родителей (в 95 процентов отдавала, иногда прощали), но мы верили, что когда-нибудь будет лучше. Для нас это лучшее настало в 97 году - родилась Маша. Когда ей было полтора месяца, я села за рабочий стол.

В одной руке был ребёнок, в другой тома философии, немецкого языка, лингвистики. По два -три часа в день занятия с учениками (спасибо свекрови -она в это время гуляла с ребёнком). Темп жизни был бешеный, в потом наступил 98й... Он застал нас в Питере, куда нас на три дня отпустили родители, чтобы чуть-чуть отдохнуть. Бутылка масла, которая была 6 рублей, стала стоить 24. За ночь. Так же как и все остальное, я уже не говорю про памперсы и детское питание. Если вы спросите меня, как мы выживали, я отвечу, что не помню... потому что как-то... работали, таксили, репетировали, мыли... а потом я совсем не помню, потому что настал 2000. Два события в этот год shattered (то есть просто отправили меня в тотальный нокаут)- Машина тяжелейшая операция и гибель наших моряков на Курске. Год скитания по больницам здесь и в Москве, километры коридоров и палат, которые я мыла каждый день, потому что только так мне можно было остаться в больнице с трёхлетним ребёнком. Я помню, как каждый вечер я красила ногти в больничном туалете после мытья километров полов и после того, как я укладывала ребенка . Хоть как то хотелось оставаться женщиной, а за ногтями я ухаживала всегда????. Почему я упомянула «Курск», потому что это было последней каплей в понимании и осознании того, что система в государстве, которое катится в тартарары никогда и никого не защитит. Ты никому не нужен. Тогда Дима ушёл из уголовного розыска. Это было тяжёлое решение. Он терял «стабильность», которая была совсем уж иллюзорной. И начал работать «на дядю». Тем дядей в тот момент оказался один из «уважаемых» наших бизнесменов, одно из подразделений которого торговало пластиковыми окнами. Это очень забавно, потому что даже сейчас в наше время каких-то хотя бы понятий о вежливом и профессиональном общении в сфере бизнеса этот теперешний нынешний мой коллега просто «отбитый», представляете, что было тогда????. Но все более менее шло свои чередом. Мы даже сделали «евроремонт» и поставили пластиковые окна. И даже купили подержанный Форд-эскорт. Я защитила диссертацию, работала по 12 часов каждый день. Маша пошла в школу. И вот тут надо рассказать о школе.

Если я спрошу вас, является ли сумма в 20 000 рублей значительной? Вы скажете, смотря для чего? Именно столько мы выложили в первом классе за ремонт класса и раздевалки (да, кстати, первая ремонтная бригада, которую посоветовал один папа-чиновник наших одноклассниц, нас кинула. Поэтому мы добавляли к этой сумме). Заметьте, никто не жаловался в прокуратуру или в министерство образования. Все просто сдали эти деньги. Нет, не так. Просто это было для тех, у кого они были. Мне пришлось работать два месяца дополнительно, чтобы эти деньги заработать и сдать. Хочешь учиться в хорошей школе, будь добра. На дворе был конец 2004 года. Тогда я узнала, что такое настоящая БОЛЬ, потому что все, что было до этого это было не трудно. В этом году умер папа, а за ним через два месяца бабушка. Папе было 55. И ещё Дима потерял работу. Их сократили. 7 месяцев мой муж был без работы. Я потеряла людей, на которых я могла бы опереться в самые худшие времена. Страшнее чем тогда мне больше никогда не было. Я просто продолжала работать по 12 часов. Ученики начинались в 9 утра и заканчивались в 9 вечера плюс лекции в университете. Под конец дня и вздрагивала от звука домофона. Мне хотелось кричать, что я больше не могу, у меня нет сил, но я не кричала. И это мы тоже пережили. Работу тогда найти было практически невозможно. Еле-еле по великому блату (спасибо добрым людям) Диму с двумя высшими образованиями взяли оператором на заправку. И это было счастьем. Потом был 2008... а потом я решила сделать группу английского для Маши. Дальше вы знаете. Но! Был ещё 2014. Аренда у меня была в евро. Думаю, объяснять ничего не надо.

К чему это я все? А к тому, что даже пережив много сложных и деструктивных событий и периодов, я могу сказать, что все эти трудности не идут ни в какое сравнение с тем, как жили мои бабушка и дедушка. Я помню, как бабушка рассказывала, как у них в избе в деревне жили немцы в войну, а у неё был двухлетний ребёнок на руках. Она рассказывала, как они поднимали город с колен после войны, как пухли от голода и ели суп из крапивы. Поэтому старшие люди никогда не выбросят кусочка хлеба.
Это урок истории для нас, тех, кто жалуется, что мы плохо живем, что сейчас кризис... мы переживаем: «ой, на Бали или в Италию то не поедем», «что-то фуа-гра несвежая», «манго пропал из магазинов..» - какой ужас!

Если есть руки, ноги голова и человек не тотальный лентяй, заработать на нормальную жизнь в наше время гораздо легче, чем в 90е. Мы ищем или возможности, или оправдания. Мы или жалуемся или что-то меняем сами. Нам никто ничего не должен. В следующий раз, когда вы увидите красивую женщину на очень дорогой машине в дизайнерском аутфите, покупающую чёрную икру, вы, возможно, вспомните, что все это, может быть, досталось ей очень тяжело. В прямом смысле слова»

Ирина Громова
Кандидат филологических наук
Учредитель и директор образовательных программ
«Анастасия, я не нашёл слово в словаре», или миф о цифровом поколении

«Я собираюсь опровергнуть популярную сейчас идею о «новом типе мышления», «цифровых с рождения», и идею, что «классические методы обучения не работают, подавайте современные».

Есть хорошее высказывание: «the future is already here. It's just not evenly distributed». Будущее уже здесь - просто оно неравномерно распределено. Где-то Илон Маск изобретает чип для внедрения в мозг, а где-то мальчик колет дрова, чтобы топить печь.
Умение обращаться с будущим - то есть, с прогрессом и технологиями - ТОЖЕ НЕРАВНОМЕРНО РАСПРЕДЕЛЕНО. Есть дети, которые рассказывают мне, как работает блокчейн и как они на нем зарабатывают. А есть дети, которые не знают, как найти слово в словаре или прикрепить файл к почте. И это представители одного поколения!

И у меня в связи с этим вопрос: а в чем же оно тогда заключается, цифровое поколение? В умении заряжать телефон? Тыкнуть в планшет? В умении гуглить? Да что там гугл - те, кто работает с детьми, согласятся со мной, что НЕ ВСЕ. УМЕЮТ. ГУГЛИТЬ. Не все умеют правильно составить запрос и найти нужную информацию, не все могут отличить фейк (потому что мало кто идёт дальше первых двух ссылок, правда?). И более того: недавно мне написали с вопросом, сколько длится такой-то экзамен. Моему удивлению не было предела: ВЕДЬ ЭТО МОЖНО БЫСТРО ЗАГУГЛИТЬ! Я, конечно, могу ответить, но где же, где же оно - цифровое поколение гибких, находчивых и креативных людей?

Ответ прост. То, что человек живет в одном доме с врачом, не делает его знатоком медицины. То, что человек родился в век развития технологий, не делает его экспертом этих самых технологий. Дело не в поколении! Ребёнок ЛИБО РАЗВИТ, ЛИБО НЕТ. С ним родители либо разговаривают, либо суют ему при любом случае телефон. Он либо занимается серьёзно занимается языком, музыкой, танцами, спортом - либо сидит и смотрит мультики или играет в игры. (Пометка: ничего не имею против компьютерных игр. Но кроме них должно быть что-то ещё)

Повторю свою мысль: ЦИФРОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ - ЭТО НЕ ПРО ВСЕХ. Да, какими-то базовыми вещами владеют все: скачать, скопировать/вставить, нажать «перезагрузить». НО. Это такие же базовые вещи, как есть вилкой и ножом или нажимать кнопку в лифте. Этого явно недостаточно, чтобы принадлежать к «новому типу мышления». В каждом поколении есть лучшие представители: умеющие мыслить, думать на два шага вперёд, развиваться и вести мир в будущее; именно они - дети развитые и целеустремленные, разбирающиеся и интересующиеся- могут называться «новым поколением». Дети с ограниченным кругозором, неразвитым воображением и не приученные учиться - это, к сожалению, абсолютно обычные персонажи со стандартным мышлением, к прогрессу и современности не имеющие никакого отношения. И самый интересный вопрос: как нам, учителям, подходить к обучению?
Об этом мы поговорим в следующем посте, а также в октябрьской программе Английской Школы на канале Каскад, где мы будем анализировать мифы об обучении и изучении - а потом говорить, как оно есть на самом деле. »

Анастасия Кичкирева
Директор программ повышения квалификации преподавателей
ГЕЙМИФИКАЦИЯ НЕ РАВНО ИГРАТЬ В ИГРЫ!

«Сейчас часто можно услышать, что для повышения мотивации и вовлечённости студентов нужно использовать геймификацию. Многие трактуют термин «геймификация» так: для отработки каждой темы нужно играть в настольную или компьютерную игру. Есть целые семинары и курсы, которые все время рассказывают про новые игры - на таких семинарах всегда полон зал, потому что одни и те же игры надоедают и нужны новые: геймификация жеж. НО ❌

Это очень поверхностная интерпретация того, что такое геймификация. Геймификация - это не про ИГРАТЬ, а про ВКЛЮЧАТЬ ЭЛЕМЕНТЫ ИГРЫ. Что такое элементы игры? Представляю вам понравившиеся мне трактования: Brian J. Arnold (National University, California): rules, victory conditions, rewards, punishments, status, stakes and personally vested narrative. Обратите внимание на rules и punishment - если вы последовательный преподаватель и ваши дети знать, чего вы от них хотите - и знают, что будет, если они этого не сделают - это уже простейшая геймификация. Те, кто говорят «нельзя наказывать, нужно мотивировать через игру» - противоречат сами себе, ведь в играх, если вы неосторожны - вы теряете бонусы или время, что в чистом виде наказание. Personally vested narrative: это старая добрая персонификация материала, который вы проходите. Не раскрывать скобки с recently/just/never, а спросить: What film have you seen recently that made you think? - это примитивная, но геймификация.

Во время выполнения упражнения подойти и задать каждому наводящие вопросы по пунктам, где у него ошибки - это геймификация. Если студент любит Игру Престолов - хотя бы прочитайте про игру престолов (вместо того, чтобы гордо говорить, что вы не смотрели и не будете и ему не советуете). Victory conditions - ситуация успеха: так подстраивать задания, чтобы то, что вы прошли «случайно» встретилось через урок. Чем дальше, тем больше термин геймификация напоминает базовую психологию, не так ли? ) Без понимания которой ни одна настольная игра не даст вам вовлечённости и мотивации...А если моя цель сегодня - устроить им FUN, спросите вы. Ведь материал усваивается гораздо легче и лучше, если это весело и с удовольствием? Все верно. Но спросите себя: из чего состоит FUN? И какие задания его обеспечивают? И самое главное: почему игры не всегда будут давать вашим ученикам FUN, КОТОРЫЙ НУЖЕН ИМ? Для ответа на эти вопросы обратимся к автору курса "Gamification": Kevin Werbach (Wharton School, University of Pennsylvania). Он отлично раздробил FUN на элементы - я сохранила картинку Кевина себе и вам советую. Вот что составляет FUN:Problem solving, winning, exploring, chilling, teamwork, recognition, triumphing, collecting, surprise, imagination, sharing, role playing, customization, goofing off. Все эти элементы у профессионалов есть в подходе к обычным заданиям, а не только в играх. Triumphing будет приходить от выполнения сложных заданий, с которыми они ещё не так давно не могли справиться; customization зависит от того, как хорошо вы знаете учеников и как говорите о том, что для них важно; goof off - создать локальный мем или сочинить языковую шутку (посмеяться, если получилось смешно, или посмеяться, что хотели смешно, а получилось не очень).

Самое главное - понять, какие элементы важнее для ваших студентов - иначе никакие игры и приложения не зайдут. Пример. Возьмём Kahoot (приложение, где нужно быстрее всех отвечать на вопросы). Его FUN построен вокруг элемента WINNING. Но если студент не любит соревноваться или не умеет проигрывать - для него FUN не случится. Второй пример: собирать эссе ЕГЭ по частям из бумажек, чтобы отдохнуть (элемент chilling). Но что если студенты прекрасно концентрируются, хотят максимально выкладываться без отдыха? Перекладывание бумажек никакого FUN им не доставит, и все только потеряют драгоценное время. Вывод: знайте своего студента! Изучайте его привычки и предпочтения FUN! Для Английской Школы #1в центре стоят problem solving, imagination, recognition (поэтому мы не тратим время на раскладывание бумажек, в каждом задании развиваем критическое мышление и в качестве мотивации работаем так, чтобы вызвать у студента самое главное чувство: Я МОГУ! Я ЗНАЮ!)»

Анастасия Кичкирева
Директор программ повышения квалификации преподавателей
The biggest determinant of what succeeds & what fails now is psychological, not technological" - Rory Sutherland

«Маркетолог Рори Сазерленд говорит, что в маркетинге все решает психология, а не технологии. Например, мы ужасно негодуем, когда нужно посмотреть непонятно сколько идущую непроматываемую рекламу на YouTube - но как только мы видим обратный отсчет, наш уровень тревожности падает: мы знаем, сколько нам остаётся ждать, принимаем ситуацию и чувствуем себя лучше. Мы все любим Яндекс и Юбер не за автопарк, а за тот же самый психологический комфорт и снижение тревожности: мы видим, как машина приближается к нам на карте, знаем, сколько времени осталось, не мучаемся неопределённостью и чувствуем себя хорошо. Психология - не технологии.Та же самая мантра: «психология, а НЕ технологии» - применима и для преподавателей. С переходом в онлайн все сразу бросили скачивать кучу программ, приложений, расширений, сужений, онлайн-досок, онлайн-маркеров, пытаясь количеством используемых примочек понизить свой уровень тревожности и повысить свой статус профессионала. Но реальность такова, что половина всего этого не грузит, требует кучу инструкций и приводит к тому, что преподаватель ещё больше паникует, расстраивается, что ничего не работает, винит себя, систему и т д.Не паникуем.НЕ ТЕХНОЛОГИИ решают. А ПСИХОЛОГИЯ.

Вместо скачивания десятой электронной доски, спросите себя: что сейчас переживают дети? Что им сейчас нужно? Отвечу сразу: дети, как и мы, переживают стресс от абсолютно новой ситуации. Наша задача как преподавателей и психологов: минимизировать стресс. Самый лёгкий способ минимизировать стресс: ограничить новое. А многие преподаватели вместо этого пытаются их только напичкать новым: скачай это! И ещё вот это! И ещё вот это приложение! И здесь зайди! И ещё негодуют: как же так они не хотят, отключаются, не скачивают... Дети саботируют, кто-то даже неосознанно - сопротивляются новому, даже тому, в чем они якобы родились (из каждого утюга «исследователи» поколений орали, как наши юные умы технологичны и с каждой кнопкой на ты. Вот практика и показала, что никаких digital immigrants и digital natives нет - это все ерунда. Есть те, кто умеет адаптироваться и те, кто не гибок и не умеет).

ВЫВОД ПЕРВЫЙ: минимум незнакомых инструментов! Тетрадь, ручка, сделали фото тетради, прислали, печатают в Вайбер, наговариваем голосовые сообщения, кто умеет, кто не умеет - потихоньку учимся. Второй важный вопрос по выбору инструментов: пригодятся ли они детям после возвращения в офлайн? Умение печатать пригодится. Умение записать голосовое сообщение пригодится. Приложение для сканирования документов пригодится. Онлайн доска - ну....

ВЫВОД ВТОРОЙ: Выбирайте инструменты, которые захотите забрать с собой в офлайн. И правильно настройте детей. Ребятам нужно объяснять, зачем их новые навыки им пригодятся в будущем. (Только ради Бога, в ближайшем будущем! Не в карьере - такое будущее дети не чувствуют. Будущее для ребёнка = после нашего урока. Представь, как ты Коле запишешь голосовое сообщение! Вот он удивится!) Дать им почувствовать, как они развивают новый навык, чувство успеха и самолюбования (психология) - а не просто зайди туда, зарегистрируйся здесь, нажми туда (технологии). Следующий вопрос: что повышает тревожность при занятиях онлайн? Правильно. Качество связи. Не слышно, не видно. Многие онлайн-инструменты разработаны для идеального мира с супер мощными компьютерами, динамиками и интернетом 10 G. Идеального мира никогда не будет. Нужно понимать: кто-то не будет слышать. Когда этот кто-то не будет слышать, он будет чувствовать себя изолированно, будет паниковать, те, у кого все работало, будут раздражаться и тоже начнут придираться. Это НОРМАЛЬНО. Это ожидаемо. Это как тот факт, что ребёнок не ставит -s в 3 лице. Это ожидаемая погрешность. Наша задача: не надеяться, что все будет хорошо. А быть максимально готовым, к тому что все будет плохо. И готовить урок так, как будто человек вообще. ничего. не слышит. Как будто он только сидит в чате вместе с вами, видит, что вы присылаете, но ничего не слышит. Что мы делаем? Правильно. Дублируем все инструкции в чат. Прописываем элементарную рутину: готовы или потерялись, пришлите ????♀️. Не вводим темы, которые нужно долго объяснять. Давать задания, которые каждый сможет сделать в своём темпе, спокойно прислать и вы спокойно откомментируете (ждать кого-то в скайпе - это как реклама на Youtube без тайминга. Не знаешь, чего и кого ты ждёшь и ужасно раздражаешься).

ВЫВОД ТРЕТИЙ: Сокращение ожидания путём скидывания ответов для самопроверки, персональный фидбек каждому с мгновенным исправлениям, записывание объяснения упражнения в голосовом (чтобы каждый прослушал как аудиозапись, а не напрягал слух и нервы, пока вы пытаетесь героически прорваться через опаздывающий звук) с последующими concept checking questions, чтобы проверить, кто как понял. У меня на одном уроке один студент (во взрослой группе, правда), вообще не выходил в скайп. Но прекрасно выполнял задания по инструкциями, слушал мои объяснения, слушал партнёров, получал фидбек. Работает психология: у студента нет тревожности, что ты чего-то не расслышал; нет чувства вины, что «тебя же все ждут»; нет комплекса неполноценности, что «у всех работает, а у меня нет». Мои наблюдения выше больше подходят для средней и старшей школы. НО. Сам принцип: психология и как никогда необходимый индивидуальный подход первичны, технологии - вторичны. Разберитесь, почему дети саботируют. Выясните, что их тревожит. Установите дополнительные правила. Дублируйте. Помните: вы свой главный инструмент. Ваше знание ваших детей поможет вам больше, чем любая самопроверяющаяся викторина. Все получится!»

Анастасия Кичкирева
Директор программ повышения квалификации преподавателей